Русско-японская война

Фильм 4

Порт-Артур.

Николай Михайлович Смирнов, военный эксперт:
«Зачем мы раз за разом возвращаемся к войне, которое русское образованное общество постаралось не заметить и сумело забыть ещё при жизни солдат, в этой войне участвовавших? Нет, мы вспоминаем не войну. Мы пытаемся вспомнить ту Россию, воспоминания о которой сознательно и злонамеренно стирали из памяти наших дедов и отцов».

Мы делаем это не ради обвалившихся могил ушедшего века. Мы делаем это ради будущего, ибо оно вырастает не просто из некой миновавшей реальности. Оно вырастает из такого прошлого, каким мы себе его представляем. Нас заставляли стыдиться своего русского имени, говоря, что русская история покрыта тёмными пятнами неудач.

Михаил Николаевич Ширяев, аналитик:
«Наступает пора непредвзято говорить о наших поражениях. Но что гораздо важнее, наступает пора научиться видеть не только тень, но и несказанный свет отечественной истории».

После гибели Макарова японский флот разом обрёл желанное господство на море. Высадившись в Чемульпо, где из воды торчали остовы потопленных «Варяга» и «Корейца», японцы в сопровождении целой армии вьючных носильщиков-кули двинулись на север. 26 апреля началось первое сухопутное сражение под Тюренченом на реке Ялу. 20-тысячный русский заслон отступил под давлением 40-тысячной армии генерала Оку. В середине мая была перерезана южная ветка КВЖД, соединявшая Порт-Артур с Россией. Началась осада крепости.

Николай Михайлович Смирнов, военный эксперт:
«Отмывая Россию от помоев, которыми щедро облили её историокоммунистические идеологи, нельзя пройти мимо незаслуженно забытого потомками подвига гарнизона русской дальневосточной твердыни. Между тем, подвиг порт-артурцев должен по праву стоять в одном ряду с подвигами героев двух оборон Севастополя, обороны Одессы, обороны полуострова Ханка и Брестской крепости».

Порт-Артур. Китайская крепость Люйшунь на южной оконечности Квантунского полуострова. Под названием Порт-Артур нанесён на европейские карты англичанами в эпоху опиумных войн в честь английского капитана Артура Элиота, силой оружия «открывшего» Люйшунь для европейцев. В 1895 году с налёта взята японцами. Возвращена Китаю по требованию России, Германии и Франции. В 1900 году взята Россией в аренду на 25 лет.

Будучи полностью отрезан от внешнего мира, Порт-Артур в течении семи месяцев держался против превосходящих сил врага, которого не стоит недооценивать. Потеряв 11 тысяч солдат, матросов и офицеров, гарнизон крепости нанёс осадной армии генерала Ноги потери в 112 тысяч человек. Соотношение более чем впечатляющее!

Михаил Николаевич Ширяев, аналитик:
«Тенденция недооценивать японцев, как военную силу, родилась не вчера. Она имела место и до собственно русско-японской войны, и не только в России. Базировалась и базируется она на поверхностном восприятии человеческого роста как основного фактора силы. Действительно, средний рост европейца превосходит средний рост аборигена юго-восточной Азии. Но не стоит забывать, что ещё в 40-х годах XIX века полковник Кольт дал людям шанс уравнять силы. Японцы были реальной и грозной силой».

Осенью 1914 года японцы с минимальными потерями возьмут расположенную в ста милях от Порт-Артура немецкую базу в Китае, порт и крепость Циндао. Гарнизон капитулирует, не дожидаясь решительного штурма. А ведь это будут не сомнительные по своим боевым качествам румыны или итальянцы. Это будут солдаты Рейхсвера, лучшей в Европе армии германского кайзера Вильгельма Второго, — лучшая в мире, блестяще вымунштрованная, физически крепкая и хорошо обученная солдатскому ремеслу немецкая пехота сложит оружие к запылённым ботинкам низкорослых солдат японского микадо.

Немецкий гарнизон Циндао за время трёхмесячной осады потерял 187 человек. Потери осадного японо-английского корпуса — чуть более 300 убитых.

Николай Михайлович Смирнов, военный эксперт:
«Русскому гарнизону выпало сражаться в одиночестве. Связь с внешним миром сводилась к свежей зелени и месячной давности европейским газетам, которые попадали в Порт-Артур на борту китайских джонок, владельцы которых ради звонкой русской монеты готовы были рискнуть жизнью, прорывая морскую блокаду японцев. В таких безнадёжных условиях сражались разве только разрозненные укрепления Брестской крепости».

Следует признать, что в 1854 году осаждённый англо-франко-турецкой коалицией Севастополь по сути не был блокирован. Его снабжение было только затруднено, причём не союзниками, а отсутствием железной дороги, каковая в ту пору дошла только до Харькова. В 1941 же году Севастополь до самого конца имел морское снабжение.

Михаил Николаевич Ширяев, аналитик:
«Из идеологических соображений, ради принижения героизма русских солдат, на порт-артурскую оборону устойчиво вешался ярлык позорной капитуляции до исчерпания боевых возможностей. Но ведь нам хорошо известно, что командующий в крепости начальник квантунского укреплённого района генерал Анатолий Стессель сделал это вопреки воли солдат и офицеров гарнизона. Не будем забывать и то, что война шла не в Подмосковье, не под Бородино и не под Ленинградом, а в далёкой Манчжурии».

Не будем забывать и то, что Одесса и Ханка были эвакуированы, а Севастополь в обоих случаях был взят прямым штурмом. Не умаляя героизма защитника Севастополя, вспомним и то, что соотношение потерь в обеих осадах не было столь блестящим, как соотношение японских и русских жертв на верках дальневосточной крепости. Не зря император Николай Второй приказал считать для солдат и матросов Порт-Артура один месяц осады за год государевой службы.

Николай Михайлович Смирнов, военный эксперт:
«При этом поражает: ничем, кроме попущения Божиего, необъяснимое оцепенение ума русских военных начальников. Вчитываясь в источники, невольно приходишь к мысли, что японскую войну, вопреки полководцам, вёл простой русский народ — солдаты, матросы и офицеры в чине до полковника. Войну вели люди, которые уж точно не имели понятия о геополитическом значении китайской железной дороги для судеб России и русского Дальнего Востока. Так было и на суше, и на море».

Невмешательство в управление флотом у нового командующего эскадры адмирала Вильгельма Витгефта доходило до абсурда. Казалось, паралич адмиральской воли безнадёжно заточил русские броненосцы во внутреннем бассейне порт-артурской бухты. Но, вопреки его бездействию, русские моряки добивались значительных успехов. В течение апреля корабли эскадры адмирала Того, обнаружив в расположении русских береговых батарей мёртвую зону, почти ежедневно подходили к крепости и перекидным огнём через гору Ляотишань обстреливали город и корабли во внутренней гавани. Наблюдая за ними в дальномер одной из береговых позиций, командир минного транспорта «Амур» капитан второго ранга Фёдор Иванов обнаружил, что японский адмирал каждый раз в целях удобства пристрелки ведёт броненосцы одним и тем же курсом. В ночь с 1 на 2 мая минный заградитель «Амур» выставил заграждение на пути следования японцев.

«Амур». Минный заградитель. Первый в мире корабль, приспособленный для постановки якорных морских мин заграждения на полном ходу. Построен в 1899 г. в Санкт-Петербурге на Балтийском заводе по проекту капитана II ранга Степанова. Аналогичные корабли специальной постройки появятся в иностранных флотах только после окончания Японской войны.

Утром следующего дня на русских минах подорвались новейшие броненосцы «Ясима» и «Хатсузе». На «Хатсузе» сдетонировал боезапас, и он, подобно «Петропавловску», мгновенно ушёл на дно со всем экипажем. «Ясима» ещё некоторое время держался на воде и затонул во время следования к берегам Японии. Но и это не всё. Неудачно маневрируя, броненосный крейсер «Касуга» таранит лёгкий крейсер «Иосина». «Иосина» переворачивается и тонет почти со всей командой. Обстрелы Порт-Артура с моря прекратились до самого конца осады. Это была существенная победа русского оружия.

Михаил Николаевич Ширяев, аналитик:
«Во время этих событий японские корабли изо всех орудий беспорядочно стреляли по воде. Японцы решили, что их корабли стали жертвами атаки подводных лодок. Их страхи не были абсолютно беспочвенны».

Японцам было хорошо известно наличие в составе русского флота подводных кораблей. Целая флотилия малых подлодок, построенных и закупленных накануне войны, перебрасывалась по железной дороге с Балтийского моря на Тихий океан. В Порт-Артур их доставить не успели, но в осаждённой крепости инженер М.П.Налётов из подручных материалов построил малую подводную лодку. 10 лет спустя Налётов войдёт в историю русского и мирового кораблестроения как создатель первого в мире подводного минного заградителя «Краб». В ходе Первой мировой войны минные заграждения, скрытно выставленные «Крабом» в горле Босфора, до конца боевых действий закроют проблему присутствия немецких подводных лодок в Чёрном море.

Николай Михайлович Смирнов, военный эксперт:
«Владивосток же прикрывала целая подводная флотилия. И если с суши Владивосток не защищало ничего, кроме Божиего промысла, то со стороны моря подходы к нему сторожили боевые субмарины»

16 апреля подводная лодка «Сом» находясь в патрулировании на подходе к бухте Золотой Рог, обнаружила группу японских миноносцев. Командир лодки лейтенант князь Трубецкой приказал играть погружение и вышел в атаку на японские корабли. Это была первая в истории мировых флотов попытка подводного корабля атаковать подвижную цель в открытом море. Здесь время рассмотреть ещё один устойчивый миф, писаный советскими учёными русской истории. Императорскую Россию традиционно называют технически отсталой державой. Но если в строительстве принципиально новых боевых средств, каковыми в начале XX столетия являлись подводные лодки, мы не только не отставали от ведущих мировых держав, но даже их превосходили, — то, может быть, имеет смысл взглянуть на проблему под несколько иным углом?

Михаил Николаевич Ширяев, аналитик:
«В реальности в начале XX века Россия относилась к категории не технически отсталых, но к категории недостаточно богатых государств. Сегодня мы привыкли к понятию «природные богатства России», основными из которых справедливо считаем нефть и природный газ. В начале XX века главным и самым существенным продуктом российского экспорта был хлеб».

Нефть не имела тогда решающего экономического значения. Нефтяная цивилизация делала первые несмелые шаги. Главным энергоносителем, вращавшим машины заводов, паровозов и пароходов, был уголь. Смазочные масла производились из банального подсолнечника, а бензиновые автомобили только пытались найти себе место на переполненных гужевым транспортом улицах.

Лидия Андреевна Болгарчук, журналист:
«Есть в тогдашнем русском безденежьи, которое было одной из причин недостаточной военной готовности, и нравственный аспект. Вспомним, как создавалось богатство тогдашних мировых империй. Мировые империи создавали своё первичное богатство за счёт беззастенчивого ограбления колоний».

Относительно небольшая английская нация строила великий британский флот за счёт своих огромных колоний, в первую очередь за счёт Индии, которую сами же англичане справедливо называли «жемчужиной английской короны». Почти бесплатный индийский хлопок пароходами шёл в Англию, чтобы вернуться на бескрайний индийский рынок в виде дорогой английской мануфактуры. Английскую технологию ограбления колоний наш противник, японцы, блестяще освоит и применит в Китае чуть позднее, в 20-30-е годы. В начале XX века страна восходящего солнца будет куда ближе к примитивному первобытному хищничеству. Её новейшие броненосцы, сражавшие с русским флотом в составе эскрады адмирала Того, будут построены на деньги, украденные японскими солдатами из серебряной сокровищницы китайской императорской казны во время подавления так называемого «боксёрского восстания». Подчеркнём, не взятые в качестве военного трофея, но именно украдены в процессе оказания того, что сегодня именуется либо «интернациональной помощью» или «миротворческой операцией».

Лидия Андреевна Болгарчук, журналист:
«В отличие от британской империи Россия не на словах, а на деле была христианским государством. Русский царь не мог позволить ограбление своих подданых в Средней Азии и Закавказье на том основании, что они говорят на другом языке и исповедуют иную религию. Для полной ясности добавим, что в отличие от Советского Союза, национальные окраины не состояли на дотации у русских губерний. «Тюрьма народов», как тогдашние российские интеллигенты любили именовать Россию, проводила взвешенную и справедливую национальную политику».

У русского императора не хватало денег. Но он не стал грабить беззащитных соседей, даже когда его солдаты были на расстоянии ружейного выстрела от никем не охраняемой императорской казны Китая. Не стал он перекладывать бремя военных расходов и на плечи своего не такого уж и богатого населения. Благодаря этому население России за годы его царствования выросло более чем в полтора раза. Благодаря низким налогам темп промышленного роста его империи был самым высоким в тогдашнем мире.

К 1920 году, по оценкам зарубежных экспертов, Россия должна была обогнать США по валовому национальному продукту.

Недостаточному развитию русской промышленности, отсюда и военной мощи в эпоху царя Николая, принято противопоставлять индустриальный рывок Советского Союза в эпоху товарища Сталина. Но Сталин, как таковой, и коммунисты вообще, не открыли никаких экономических новшеств. Подобно тому, как британская корона процвела на ограблении Индии и Китая, коммунистическая империя мирового интернационала строила свою военную промышленную мощь за счёт ограбления покорённых народов. И, конечно, главной жертвой, принесённой коммунистами во имя строительства концентрационного рая на Земле, был безответно любимый императором Николаем, великий и злосчастный русский народ.

Николай Михайлович Смирнов, военный эксперт:
«Когда после семимесячной осады Порт-Артуру суждено будет пасть, главный русофоб всех времён и народов Владимир Ульянов по кличке Ленин в статье о падении Порт-Артура скажет, что капитуляция Порт-Артура есть пролог капитуляции царизма. Всё верно. Кроме одного: пасть суждено будет не только помазаннику Божиему, но пасть суждено будет и самому русскому народу, государственность которого он олицетворял».

Как ни удивительно, но именно в годы японской войны православное русское царство словно по мановению волшебной палочки отвернётся от веры — веры, которая в середине XIX века, да что там в середине, ещё во времена Балканской войны насквозь пронизывала самые глубинные пласты русского народа.

Лидия Андреевна Болгарчук, журналист:
«Отпадение от Бога сделалось всеобщим. Приблизительно в это время профессор Цветаев, отец знаменитой поэтессы и один из создателей московского музея изящных искусств, писал о том, что на весь московский университет есть только два верующих в Бога профессора — он да ещё историк А.Д.Нечволодов. На весь большой петербургский технологический институт был только один профессор-монархист. Правда, этим профессором был гениальный Менделеев».

Абсурд русской жизни начала XX века заключался в том, что русский крестьянин уже полстолетия как был свободен. Даже выкуп за землю был уже почти повсеместно выплачен. Русский крестьянин не был свободен только от совести, то есть от присутствия Божьего в его душе. Свобода, которой звали народ мыслители всех мастей, и была свободой от совести и Бога. И первый отблеск этого лучезарного божества упадёт на русскую землю именно летом 1905 года. Не Мукден и не Цусима, но именно русская революция будет решающей победой Японии в её войне против России.

Николай Михайлович Смирнов, военный эксперт:
«Есть устойчивый миф о том, что на сопках Манчжурии русская армия терпела одно поражение за другим. В реальности же, кроме частных неудач под Тюренченом и в маневрировании на реке Шахе, русская армия в японскую войну поражений не знала. Наши потери были существенно ниже японских».

В решающих многодневных баталиях под Ляояном и Мукденом русская армия выиграет оборонительную фазу сражения. Русские полки не просто устоят против превосходящих сил противника, но нанесут ему потери, соотношение которых будет 6:9 в пользу русской армии. Но каждый раз командующий армией генерал-адьютант Куропаткин будет принимать решения об отводе войск именно в тот час, когда в японском полевом штабе уже будут готовить приказы о немедленном отступлении. Собственные генералы вырвут уже добытую победу из рук русского солдата.

Михаил Николаевич Ширяев, аналитик:
«То же самое произойдёт и на море. Здесь тоже кроется очередной миф. Главным поражением русского флота, определившим ход войны на море, была не Цусима. Главным поражением была неудачная попытка прорыва первой тихоокеанской эскадры из осаждённого Порт-Артура во Владивосток и её бой 28 июля в Жёлтом море. Именно эта неудача сделает самый поход второй эскадры ненужным, а Цусиму — почти неизбежной».

Удивительно то, что и это сражение, подобно Ляояну и Мукдену, было выиграно. Выиграно офицерами и матросами эскадры вопреки собственному командованию. В середине сражения русский командующий адмирал Вильгельм Витгефт, находившийся под японским огнём на открытом ходовом мостике флагманского броненосца «Цесаревич», был убит почти прямым попаданием 420-килограммового фугасного снаряда. И тогда командир броненосца капитан I ранга Николай Иванов, нарушая все возможные уставы, скрывает от эскадры его гибель, продолжая решительное движение на прорыв. Русские комендоры стреляют куда лучше японцев. И вот уже адмирал Того приказывает сигнальщикам флагманского корабля «Микаса» поднять сигнал о выходе из боя. Война могла переломиться в пользу русского оружия.

Николай Михайлович Смирнов, военный эксперт:
«Судьбу русской эскадры, да и всей войны на море, решил один-единственный снаряд. Взорвавшись рядом с боевой рубкой «Цесаревича», его осколки, влетев сквозь смотровые щели, поразили всех, кто в ней находился. Умирающий рулевой матрос, падая на штурвал, словно посылая корабль в таранный удар, повернёт броненосец в сторону противника.».

Невольную атаку поддержит шедший следом броненосец «Ретвизан» капитана I-го ранга Э.Шенсновича. Ещё одно усилие — и наметившееся поражение японцев перерастёт в катастрофу. Но за ранением Иванова на «Цесаревиче» спускают флаг давно убитого адмирала. Вступивший в командование младший флагман адмирал князь П.Ухтомский даёт сигнал к возвращению в Артур. Отказавшись подчиниться, командир крейсеров Н.К.Рейценштейн продолжает прорыв и проходит сквозь строй японцев. Остатки эскадры возвращаются в Артур, чтобы погибнуть под огнём осадной артиллерии.

Николай Михайлович Смирнов, военный эксперт:
«Потом будет сдача Порт-Артура. Потом будет почти неизбежная катастрофа при Цусиме. Вот только на окончание войны гибель флота, — что в порт-артурской гавани, что в холодных водах Цусимы, — гибель флота никак не влияла. Японские корабли при всём желании не могли атаковать главную коммуникационную линию русских, великую сибирскую магистраль — геополитический инструмент императора Николая Второго. Инструмент, которым мы пользуемся и поныне».

Порт-Артур выдержит четыре длительных и яростных штурма. И здесь, как и на море, солдаты, матросы и офицеры будут отстаивать русскую твердыню вопреки необъяснимому безволию командующего генерал-лейтенанта А.Стесселя. Правда, у них найдётся достойный вождь. Душой обороны станет командир одной из двух стрелковых дивизий крепостного гарнизона генерал-майор Роман Исидорович Кондратенко. Порт-артурцы будут воевать изобретательно. Морской офицер лейтенант Подгурский применит на суше морской метательный аппарат, который станет прообразом миномёта. Женщины Порт-Артура отдадут свои шелка на пошив оболочки аэростата, которого так не хватало защитникам для корректировки огня.

Николай Михайлович Смирнов, военный эксперт:
«Изучая японскую войну, невольно замечаешь, что, как ни в одном другом противостоянии, несчастливый исход противоборства в ней определял вовсе не дух армий и не её технические возможности, не слишком уж отличавшиеся от японских, — всё решал его величество случай. Одна-единственная мина решила судьбу Макарова, один снаряд решил исход боя броненосцев в Жёлтом море. Судьбу Порт-Артура тоже решил один-единственный снаряд, проломивший 2 декабря 1904 года бетонный свод паттерны на форту №2».

Этим снарядом был убит Роман Исидорович Кондратенко — фактически организатор и вдохновитель обороны. По его смерти управление вернулось в руки официально командовавшего укрепрайоном и крепостью генерала Анатолия Стесселя. Но, даже лишившись любимого командира, порт-артурцы отобьют последний японский штурм. Последний, потому что командующий японской осадной армией барон Ноги примет решение прекратить атаки окончательно и перейти к блокаде, чтобы, не сломив русских в бою, удушить их удавкой голода. Но... 19 декабря Стессель сдаст крепость — сдаст вопреки воле военного совета, вопреки решимости солдат и офицеров гарнизона.

Андрей Леонидович Вассоевич, доктор философских наук, кандидат исторических наук, профессор РПГУ им. Герцена:
«Падение Порт-Артура. «Капитуляция Порт-Артура есть пролог капитуляции царизма. Война далеко ещё не кончена, но всякий шаг в её продолжении расширяет необъятно брожение и возмущение в русском народе, приближает момент новой великой войны, войны народов против самодержавия, войны пролетариата за свободу.» Когда шла русско-японская война, Ленин и те большевики, которые разделяли его взгляды, выступали за поражение российской империи в войне с Японией. Когда прошли годы и Россия оказалась втянута в Первую мировую войну, большевики точно так же выступали за поражение своей собственной родины, с тем, чтобы использовать это поражение для превращения войны империалистической в войну революционную. Считается нехорошим тоном разделять теорию мирового заговора, но правда-то заключается в том, что ещё в далёком 1905 году Ленин и его ближайшие соратники считали необходимым играть на межимпериалистических противоречиях и были сторонниками безусловного поражения своей родины в любом военном конфликте».

Николай Михайлович Смирнов, военный эксперт:
«Эпопея Порт-Артура — это не позор. Это слава России и русского оружия. Ведь и триста спартанцев не выиграли битву при Фермопилах. Китайская военно-морская база Люйшунь, так теперь называется Порт-Артур, в духовном плане и по сей день является кусочком России — той великой и прекрасной России, которую оставили нам наши предки».

 

Фильм 5. Русско-японская война. Цусима >>>


Режиссёр Николай Смирнов; научный консультант Михаил Смолин; режиссёр монтажа Влад Кулешов; художник, редактор Лидия Болгарчук; консультант по вопросам церкви Н.К.Симаков; координатор Александр Алексеев; операторы Евгений Гончарук, Светослав Болгарчук; музыкальный редактор Сергей Дягилев; автор и руководитель Михаил Ширяев.
Произведено по заказу KM.TV
© Новое время