Преддверие Первой мировой войны

Фильм 9

Столыпин

Внимательное изучение истории революции 1905 года начисто разрушает чёрную легенду о безвольном государе Николае Александровиче. Подавляя революцию, император приступил к реформам в государстве. Он лично начал их проведение. Премьер Витте в последние 4 месяца своего правления не участвовал в руководстве страной. Николай Александрович решил, что на первом этапе вывода страны из кризиса ему нужно переходное правительство.

Отправив в отставку Витте, царь назначил премьером Горемыкина — профессионального чиновника, но не государственного лидера. Это действие государя лишний раз показывает, что он не был человеком безвольным и слабохарактерным и в трудные моменты всегда брал управление страной на себя. Особенно, если убеждался в неспособности тех, кому он доверял.

«Нет, никогда, пока я жив, не поручу я этому человеку (Витте) самого маленького дела. Довольно с меня прошлогоднего опыта.» Из письма Николая II матери императрице Марии Фёдоровне

Михаил Николаевич Ширяев, аналитик:
«Император, будучи сторонником восстановления традиций допетровской Руси, прекрасно понимал, что не удастся с первого раза создать настоящее неполитизированное работоспособное народное представительство. Царь понимал, что первая Дума не сможет быть рабочим государственным органом».

«Я отлично понимаю, что создаю себе не помощника, а врага, но утешаю себя мыслью, что мне удастся воспитать государственную силу, которая окажется полезной для того, чтобы в будущем обеспечить России путь спокойного развития» Николай II

Едва собравшись, первая Дума оказалась по своему составу Думой революционеров и стала отстаивать интересы Шиффа, японцев, Парвуса и Троцкого. Дума повела легальную атаку на власть. Депутаты потребовали амнистии для террористов и убийц. По сути, законодатели выступали за амнистию для бойцов второго антирусского фронта, если первым фронтом считать фронт русско-японской войны. Думу не интересовали экономические реформы и хозяйственная деятельность. Депутатам была нужна амнистия для террористов, отмена смертной казни за террор и ответственные министерства, то есть правительство, подотчётное партиям и олигархам. Также Дума требовала отчуждения помещичьих земель в пользу крестьян. Подобное требование было полной профанацией, т.к. лишь 12% земель в европейской части России принадлежало помещикам. В азиатской части страны помещичьих земель не было вовсе. Требование амнистии для террористов возмутило даже западноевропейскую печать.

«... а преступления? а грабежи? А убийства? Думе предложили высказаться против них — она этого не сделала.» Из французского журнала «Revue des deux Mondes»

Симаков Николай Кузьмич, специалист по истории церкви, профессор Международной славянской академии наук:
«Единственным законопроектом, прошедшим все законодательные инстанции за время работы первой Думы, был проект кредита на оказание помощи голодающим, появившимся в стране из-за революционных событий. Правительство запросило 50 миллионов рублей; либеральная Дума, заботясь о народе не хуже нынешнего Зурабова, сократила эту сумму до 15 миллионов».

«Главная позиция, захваченная революцией, это Государственная Дума. С её неприкосновенных стен, как с высокой крепости, раздаются воистину бесстыжие призывы к разгрому собственности, к разгрому государства» П.А.Столыпин, журнал «Новое время»

Общественно опасную говорильню должно было распустить, и 9 июля 1906 года Государственная Дума указом императора была распущена. В день роспуска Государственной Думы ушёл в отставку премьер Горемыкин, а его место занял Столыпин.

11 июля года вышел первый циркуляр главы кабинета.

«Открытые беспорядки должны встречать неослабный отпор. Революционные замыслы должны пресекаться всеми законными средствами. Борьба ведётся не против общества, а против врагов общества. Поэтому огульные репрессии не могут быть одобрены. Намерения государя неизменны. Старый строй получит обновления.» Из циркуляра П.А.Столыпина от 11 июля 1906 года

Лидия Андреевна Болгарчук, журналист:
«12 августа на премьер-министра было совершенно покушение. Первое в длинной цепи покушений на жизнь великого сына великой России. Двое террористов, переодетых в жандармскую форму, бросили бомбы огромной силы в дом на аптекарском острове, где летом с семьёй жил Столыпин. 27 человек погибло на месте, 6 умерло на следующий день, 26 было ранено. Пострадали четырнадцатилетняя дочь Петра Аркадьевича и его трёхлетний сын».

Это покушение неожиданно для экстремистов возвысило в глазах народа нового премьер-министра.

«Кто не боится смерти на своём посту, тот и убитый, оставляет после себя пример для подражания живым. Да здравствует мужественная жизнь, господа, и да посрамятся трусы!» А.С.Суворин, из отзыва на покушение на премьер-министра

Столыпин переехал с семьёй в Зимний дворец и приступил к осуществлению реформ, задуманных царём. Это крестьянская и земельная реформы, реформа местного самоуправления, введение земств в западном крае и Прибалтике. 9 ноября 1906 года вышел указ о раскрепощении общины, теперь крестьяне могли выходить из сельского общества без согласия общины. Были созданы 374 уездные домостроительные комиссии для осуществления права выхода из общин. Крестьянский банк скупил около 8000 дворянских имений и стал сдавать, либо продавать эту землю крестьянам. Также крестьянский банк начал выдавать крестьянам ссуды на ведение сельскохозяйственной деятельности и на покупку дополнительных земель. Таким образом, остатная помещичья земля стала быстро переходить к крестьянам безо всякой революции. Примечательно, что социально ориентированные реформы сельского хозяйства провели именно царь и его премьер-министр, а совсем не либеральная Государственная Дума.

«Я поставил себе целью создать из русского крестьянина не только свободного, но и хозяйственно сильного собственника. Наряду с отменой круговой поруки, сложением выкупных платежей и расширением деятельности Крестьянского Банка, я признал благовременным, отменить стеснения в правах крестьян, облегчить их выход из общины, а также переход на хуторское и отрубное хозяйство» Николай II из Высочайшего рескрипта от 19 февраля 1911 года

20 февраля 1907 года собралась вторая Дума. После выступления Столыпина социал-демократы начали его резко критиковать. Но за премьера вступились правые. Их во второй Думе было уже намного больше, и было кому ответить на выпады сторонников террора и революции. Премьер и сам ответил экстремистам:

«...нападки рассчитаны на то, чтобы вызвать у власти паралич и мысли, и воли, все они сводятся к двум словам — «руки вверх». На эти слова, господа, правительство может ответить только двумя словами: «Не запугаете!»» П.А.Столыпин

Николай Михайлович Смирнов, военный эксперт:
«1 июня Столыпин в Государственной Думе объявил об открытии военного заговора, в котором участвовали члены фракции социал-демократов. Премьер просил снять с них депутатскую неприкосновенность. Дума, как это водится в большинстве парламентов мира, не могла принять внятного решения по этому более чем важному вопросу в течение двух дней. К счастью, государь не был гарантом конституции. Да и конституции в России, по счастью, ещё не было. 3 июня вышел царский манифест о роспуске второй Думы и введении нового избирательного закона. Государь по-прежнему сохранял полноту власти. Но в области законодательной, и в области финансовой народное представительство стало иметь весьма ощутимое влияние. 1 ноября 1907 года прошла первая сессия третьей Думы. Из 442 депутатов лишь 141 депутат оказался левым. Проправительственная фракция сформировалась из правых и октябристов, возглавляемых Гучковым. Кадетов возглавил Милюков. Революционные настроения в стране пошли на убыль».

«Революция была побеждена. Былая коалиция оппозиционных сил — объединявшая земства, интеллигенцию и торгово-промышленную среду с революционными партиями — распалась.» С.С.Ольденбург, «Царствование Императора Николая II»

В политической жизни страны, словно очнувшейся от лево-революционной лихорадки, наметилось здоровое движение вправо. Земства, дворяне, рабочие и крестьяне — ещё недавно революционно настроенные, благодаря либерализму власти с одной стороны, и кровожадности революционеров с другой, встали на прогосударственные позиции. Земские и дворянские съезды приветствовали царя и поддерживали государственную политику. Во всех слоях населения появились патриотические движения и общества. Даже в среде студентов возникли правые организации, не дававшие левым устраивать беспорядки и забастовки.

Михаил Николаевич Ширяев, аналитик:
«В это время государство, наконец, смогло наказать последних заговорщиков. Зимой 1907-1908 годов социал-демократы второй Думы, готовившие военный заговор в армии, были осуждены на сроки от 4 до 5 лет. Члены первой Думы, пытавшиеся организовать саботаж в стране, были приговорены к 3-месячному заключению. Сроки, конечно, смешные, но по меркам царской России они считались суровыми. Вспомним, что в наказание за революционную деятельность Ленин, в ссылке в Шушенском, читал книжки и убивал застигнутых половодьем зайчиков, а за его здоровьем следил личный врач. Вот такая она была, царская Россия, прозванная впоследствии всё тем же Лениным кровавой и деспотичной».

В это же время в международной политике произошли большие перемены, определившие будущее нашей страны и Европы. В Англии в 1906 году к власти пришли либералы, более склонные к хорошим отношениям с Россией. К улучшению отношений с нашей страной Британию подтолкнул и чисто технологический вопрос. В Англии был спущен на воду мощнейший корабль своего времени «Дредноут». И без того в начале XX века боевые корабли устаревали, едва успев сойти со стапеля. Но появление нового класса сверх-кораблей — дредноутов, запустило гонку морских вооружений на качественно новый уровень. Можно сказать, англичане невольно обнулили счётчик, сыграв тем самым на руку своему давнему противнику Германии. Морская монополия Англии зримо пошатнулась.

Британии срочно понадобился мощный союзник. Памятуя о неплохих личных отношениях русского императора и германского кайзера, элита туманного Альбиона решила столкнуть Россию с Германией. Британские политики согласились пойти на уступки по волнующим Россию вопросам. Царская империя всегда защищала от Англии Тибет, но воспользовавшись русско-японской войной, отряд английского полковника Ф.Янгхасбенда захватили столицу Тибета Лхасу. Далай-лама вынужден был бежать в Монголию. Теперь Англия была согласна отдать Тибет России и признать северный Иран нашей зоной влияния.

В августе 1907 года было подписано русско-английское соглашение. Оно крайне обеспокоило Германию.

«Мне кажется, что новшества, вводимые в Азии этим соглашением, не так велики, как ожидалось. Значение русско-английского соглашения не столько в Азии, сколько в Европе, где его последствия долго будут давать себя знать». Из письма германского поверенного в делах в Санкт-Петербурге Микеля канцлеру Германии Бюлову

Вопреки поражению в японской войне, Россия восстановила своё влияние в Маньчжурии, Монголии и китайском Туркестане. Государь вновь вернулся к программам по освоению Дальнего Востока. Был поднят вопрос о построении Амурской железной дороги. Пётр Аркадьевич Столыпин, в отличие от русской элиты, прекрасно понимал важность развития дальневосточного проекта.

«Русский народ всегда сознавал, что он осел и окреп на грани двух частей света. Наш орёл — орёл двуглавый. Конечно, сильны и могущественны и одноглавые орлы, но отсекая нашему русскому орлу одну голову, обращённую на Восток, вы не превратите его в одноглавого, вы заставите его только истечь кровью.» П.А.Столыпин, из выступления в Государственной Думе

Николай Михайлович Смирнов, военный эксперт:
«В это время произошли события, ставшие преддверием Первой мировой войны. Австро-Венгрия, реагируя на первую русскую революцию, ввела у себя всеобщее выборное право, что привело двухобщинное государство к явному этническому расколу. Чтобы снять внутренние противоречия, Венский кабинет решил обострить внешнюю политику. Австро-Венгрия объявила о намерении построить железную дорогу через Ново-Базарский санджак — территорию, разделявшую Сербию и Черногорию».

«Это был первый шахматный ход в той партии, которая впоследствии привела к мировой войне.» Из мемуаров барона М.А.Таубе

В этой ситуации Николай II предложил альтернативный проект железной дороги из Румынии через Сербию к Адриатике. Германский кайзер поддержал эту идею. Но, к сожалению, в русском образованном обществе начали созревать антигерманские настроения.

«Австрия ограничивается аннексией Боснии и Герцеговины, выводит свои войска из Ново-Базарского санджака и поддерживает требования России о предоставлении её флоту свободного прохода через проливы.» Из письма германского статс-секретаря фон Шена к канцлеру Германии Бюлову

Симаков Николай Кузьмич, специалист по истории церкви, профессор Международной славянской академии наук:
«Аннексия Австрии, по сути германо-венгерским государством, славянских земель — Боснии и Герцеговины, ещё больше подняла в России антигерманские настроения, которых опасался Николай II, понимая, что борьба за Боснию может привести к войне с Германией и к революции в России. Славянские народы, между тем, стали искать у русского императора защиты от Австро-Венгрии. Весной в Петербург прибыл лидер младочехов доктор Комарш, а летом в Праге состоялся всеславянский конгресс с участием депутатов российской Государственной Думы».

В этой ситуации Германия намекнула нам, что, если Россия вмешается в вопрос о Боснии и Герцеговине, то, по Тройственному договору, Германия поддержит Австрию. Россия, только что вышедшая из русско-японской войны и революции, была явно не готова к войне. Российский министр иностранных дел Извольский вынужденно дал согласие на аннексию Боснии и Герцеговины Австрии. Напомним, что именно балканский вопрос спустя 4 года взорвёт Европу. Будучи дальновидным политиком, император, чрезвычайно обеспокоенный ухудшением отношений с Германией, в 1910 году в Потсдаме встретился с Вильгельмом II. Россия и Германия договорились не поддерживать политики, направленную против интересов друг друга. К сожалению, эта договорённость была холодно встречена в России.

В это же время мы наладили отношения с Японией. 21 июня 1910 года Россия и Япония подписали договор о статус-кво в Китае.

В 1911 году Россия забрала себе всю Монголию. Монголия стала независимой страной. Император возобновил программу переселения крестьян в Сибирь и на Дальний Восток.

«Прочно землеустройство крестьян внутри России и такое же устройство переселенцев в Сибири — вот два краеугольных вопроса, над которыми правительство должно неустанно трудиться.» Из письма Николая II П.А.Столыпину

В 1909 и 10-м годах в стране были получены рекордные урожаи, ставшие результатом крестьянской земельной реформы. Россия вновь, как и перед русско-японской войной, начала резко набирать силы; причиной тому была последовательная политика, проводимая императором Николаем II.

Вот как оценивал русского царя президент французской республики Лубэ:

Лидия Андреевна Болгарчук, журналист:
«О русском императоре говорят, что он доступен различным влияниям — это глубоко не верно. Русский император сам проводит свои идеи, он защищает их с постоянством и большой силой. У него есть зрело продуманные и тщательно выработанные планы. Над осуществлением их он трудится непрестанно. Иной раз кажется, будто что-либо забыто, но он всё помнит. Например, наше собеседование в Компьене, у нас был разговор о необходимости земельной реформы в России. Русский император заверил меня, что давно думает об этом. Когда реформа землеустройства была проведена, мне было сообщено об этом через посла, причём, любезно вспомянут был наш разговор. Под личиной робости, немного женственной, царь имеет сильную душу и мужественное сердце, непоколебимо верное. Он знает, куда идёт, и чего хочет».

В это время в России стал резко проявляться рост русского самосознания. Струве выступил в журнале «Слово» с рядом статей о национальном лице.

«Русская интеллигенция обесцвечивает себя в российскую... Так же, как не следует заниматься обрусением тех, кто не желает «русеть», так же точно нам самим не следует себя «оброссиивать». В тяжёлых испытаниях последних лет вырастает наше национальное русское чувство, оно преобразилось, усложнилось и уточнилось, но в то же время возмужало и окрепло. Не престало нам хитрить с ним и прятать наше лицо.» В.Б.Струве, журнал «Слово»

Рост прорусских настроений был отмечен и среди писателей и поэтов. В литературном журнале «Весы» известный поэт Андрей Белый выступил с резкой критикой засилья нерусских в литературе и художественной критике.

«Главарями национальной культуры оказываются чуждые этой культуре люди... Чистые струи родного языка засоряются своего рода безличным эсперанто из международных словечек... Вместо Гоголя, объявляется Шолом Аш... Вы посмотрите на списки сотрудников газет и журналов в России: кто музыкальные, литературные критики этих журналов? Вы увидите сплошь имена... пишущих на жаргоне и терроризирующих всякую попытку углубить и обогатить русский язык.» Андрей Белый, журнал «Весы» 1909 год

Глядя на перемены в стране, в росте экономики, в изменении настроения всех слоёв общества Столыпин заметил:

«На очереди главная задача — укрепить низы. В них вся сила страны. Будут крепки корни у государства, поверьте, и слова Русского Правительства совсем иначе зазвучат перед Европой и перед всем миром. Дружная, общая, основанная на взаимном доверии работа — вот девиз для нас всех, русских! Дайте государству 20 лет покоя, внутреннего и внешнего, и вы не узнаете нынешней России!» П.А.Столыпин

Но, как и в канун русско-японской войны, Англия, Германия, Америка, международная банковская элита зорко смотрели за растущей опасностью для их интересов.

В августе 1911 года в Киеве должно было состояться открытие памятника Александру II, в город прибыли царь с семьёй, приехал и Столыпин. 1 сентября в киевском театре давали «Жизнь за царя». В 11 часов 30 минут во втором антракте к премьер-министру подошёл Мордка Богров, и выстрелил в Столыпина два раза. Пётр Аркадьевич пошатнулся, но не упал, выпрямившись, он повернулся к царской ложе и перекрестил царя, потом опустился в кресло. Премьера отвезли в клинику Маковского;. 5 сентября в 10 часов 12 минут Столыпина не стало. Петра Аркадьевича похоронили в Киево-Печерской лавре 9 сентября, исполнив тем его завещание.

«Когда я выхожу на улицу, я никогда не знаю, возвращусь ли я назад, или меня привезут... Где меня убьют, там пусть меня и похоронят.» П.А.Столыпин

На памятнике Петру Аркадьевичу в Киеве были написаны слова, сказанные Столыпиным во время выступления в Государственной Думе:

«Вам нужны великие потрясения, нам нужна великая Россия.»

Враги нашей страны убивали наших городовых, министров, учителей, военных, священников и крестьян. Наконец, они убили русского премьер-министра. Им осталось одно — убить нашего царя.

Совершенно очевидно, что революционные силы боролись не за землю для крестьян — земля и так принадлежала крестьянам, не за свободы — их в России было больше, чем где бы то ни было. Революционеры боролись исключительно за власть, причём власть эта нужна была врагам России для борьбы со всем русским, чему лишнее подтверждение — убийство Столыпина. Революционеры и их хозяева боялись не только экономически мощной России, они боялись, прежде всего, России русской и православной, а потому их атаки начинались не только тогда, когда наша страна усиливалась, но и когда становилась русской не только по названию.

Михаил Николаевич Ширяев, аналитик:
«Нам все время говорили, что революция вынудила царя пойти на реформы, и говорили, что сами реформы провела Государственная Дума. Очевидно, что это не более чем очередной миф, придуманный коммунистами и либералами. Реформы были начаты императором ещё в конце XIX века, а сорвали их революционеры. Победив революцию, Николай Александрович вновь вернулся к модернизации государства и, несмотря на саботаж со стороны первой и второй Думы, провёл реформы в экономической, политической, социальной и культурной сферах. Вновь заработал дальневосточный проект. Опять начался мощнейший экономический рост, и, что самое главное, в стране были побеждены революционные тенденции, и произошло возрождение русских традиционных взглядов и настроений. И сразу же, как по команде, активизировались в Европе и в мире те же силы, что организовали русско-японскую войну и революцию».

 

Фильм 10. Преддверие Первой мировой войны. Благословенный 1913 год >>>


Режиссёр Николай Смирнов; научный консультант Михаил Смолин; режиссёр монтажа Влад Кулешов; художник, редактор Лидия Болгарчук; консультант по вопросам истории церкви Н.К.Симаков; координатор Александр Алексеев; операторы Евгений Гончарук, Светослав Болгарчук; музыкальный редактор Сергей Дягилев; автор и руководитель Михаил Ширяев.
Произведено по заказу KM.TV
© Новое время