VVVasilyev@...
 

Еженедельник «Всё ясно» ISSN 1813-1409
№30-31(40-41)08-28.08.2005

Культура. Главный вопрос

   

Михаил Михайлов:
«Что общего у гангстеров и кино»

    {Предисловие}
Возможно, не будь в мире гангстеров, мы не увидели бы лучших фильмов мирового кинематографа. И дело не в том, что гангстеры — ровесники кинематографа и самые популярные киногерои XX века. Этим их значение для кино не исчерпывается. Они не только позируют на экране, но и пытаются управлять кинопроцессом.

ГАНГСТЕРЫ ВСЕГДА ЛЮБИЛИ вмешиваться в кинопроизводство. Иногда это заканчивалось уголовным делом, а иногда — появлением замечательного фильма. Как они работали в кино и к чему это приводило, вы узнаете {раздел I}. О национальной специфике отношений «мафия — кино» и разнообразных способах отъёма денег у кинематографистов можно прочитать {раздел II}. Но самое интересное начнётся после титра The End, когда жизнь экранных героев прервётся, а их прототипам придётся существовать дальше. Об этом — {раздел III}.

 

I

Весь XX век образ гангстера романтизировали лучшие актёры. Благородные, загадочные, неуловимые киношные герои становились образцом для подражания. Реальные бандиты с трепетом относились к экранным «коллегам» и перенимали у них манеру одеваться, носить шляпу, курить, стрелять, ронять пару слов над трупом.

{Текст к фотографиям актёров}
Джеймс Кэгни лучше всех носил бабочку («Ангелы с грязными лицами», 1938). Ли Марвин был самым элегантным гангстером («Страшная жара», 1953). Ален Делон ввёл моду на белые макинтоши («Самурай», 1967). Марлон Брандо правильно курил лучшие сигары («Крёстный отец», 1971). Аль Пачино предложил гангстерам стиль casual («Лицо со шрамом», 1983). Сергей Бодров-мл. научил братков слушать и любить русский рок («Брат», 1997). Такеши Китано показал, как убивают палочками для еды («Брат якудзы», 2000).

За что кино любит гангстеров. Ещё Гегель заметил, что демократия — мало подходящий режим для творчества. В XX веке режиссёры осознали это в полной мере. В терпимом, демократичном, политкорректном обществе не найти зажигательного сюжета, который воспламенил бы зрительный зал.
И тут на помощь постановщикам приходят итальянские мафиози, японские якудза и гонконгские триады. Мало того, что эти персонажи литрами проливают свою и чужую кровь, каждый день участвуют в жутких разборках и головокружительных погонях. Дело ещё в том, что гангстеры живут по правилам: у каждого сообщества есть свод законов, нарушение которых грозит в лучшем случае отрубленной фалангой пальца, а в худшем — смертью. Именно это делает жизнь гангстеров столь драматичной.
Патриархальные кланы далеки от современных социальных моделей, как Земля — от Альфы Центавра. В кланах нет места индивидуализму, правам человека и прочим идеалам нашего времени. Зато здесь могут разыгрываться настоящие трагедии.
Прибавьте к этому атмосферу тайны, окружающую жизнь гангстеров, их колоритные манеры, эффектную внешность, шикарную жизнь, кровавую смерть — и станет ясно, что бандиты просто обречены стать героями нашего времени.
И, конечно, гангстер, как и его двойник — ковбой из вестернов, — позволяет рядовому зрителю безнаказанно мечтать о том, как он идёт по улице в чёрном костюме, стреляя по сторонам с двух рук.
Гангстерская драма куда лучше, чем сеанс психоанализа, позволяет человеку отпустить на свободу своё подсознание. За это кинобандитов так любят зрители. Не случайно именно «Крёстный отец» считается в США лучшим фильмом XX века.

{Текст к фотографии}
Ретросага Копполы «Крёстный отец» — лучший учебник по истории мафии в США. Роберт де Ниро играет патриархального гангстера 1920-х, чей удел — мелкий рэкет. Марлон Брандо — крупного мафиозо старой формации, который контролирует огромные районы страны. Герой Аль Пачино (на фото) — интеллигентный бизнесмен. Он общается с влиятельными политиками, успешно отбивается от сенатских расследований деятельности мафии и пытается легализовать свой бизнес.

За что гангстеры любят кино. За красивую жизнь. Самые шикарные вечеринки в Голливуде закатывал в своих ночных клубах Микки Коэн, правая рука «крёстного отца» Голливуда, Багси Сигела. Самые популярные кинозвёзды 1930-1940-х годов — Джин Хэрлоу, Кэри Грант, Кларк Гейбл — дружили с Багси и ласково называли его за глаза «чокнутым». Самые дорогие костюмы в Беверли-Хиллз носил Лаки Лучано, один из основателей гангстерского Синдиката, он же ездил на самых великолепных лимузинах. Владельцы киностудий выстраивались в очередь, чтобы пожать руку людям другого «босса», Мейера Лански. Газетный магнат Уильям Хёрст не брезговал приглашать гангстеров на свою яхту. Нетрудно представить, каким раем казался Голливуд для этих бедных, необразованных парней, выросших в еврейских и итальянских гетто.
За секс. Самые роскошные старлетки увивались вокруг адвоката мафии Сидни Коршака. Самые красивые женщины женщины Голливуда отбивали друг у друга Багси Сигела. Когда он переехал из Лос-Анджелеса в Лас-Вегас, с ним в новом отеле поселились сразу четыре любовницы, одна из которых была графиней, две — актрисами, а последняя — просто светской красавицей. Боевик мафии Джонни Стомпанато отбил ослепительную Аву Гарднер у молодого Фрэнка Синатры, а потом завёл сумасшедший роман с суперзвездой того времени Ланой Тёрнер, отчего и погиб загадочной и безвременной смертью.
За деньги. Но главное, чем всегда привлекал гангстеров кинобизнес, — это возможность сделать деньги. Способы при этом использовались традиционные, наработанные в других отраслях.
Например, в 1920-х годах мафиози поставляли в ночные клубы «свои» джаз-банды и «своих» проституток. Те, естественно, отдавали им процент от заработанного. Если хозяин клуба отказывался от таких джазменов или девочек, на следующее утро его находили с простреленной головой. Или не находили вообще. В 1930-х Багси Сигел опробовал этот метод на киностудиях. Продюсер был обязан приглашать «его» исполнителей в свой фильм, а если он этого не делал, его ждали большие неприятности.
Или, например, рэкет. Помните, как Вито Карлеоне (Роберт де Ниро) в «Крёстном отце» в 1920-х годах «крышует» мелких лавочников? По той же схеме, но с большим размахом действовал в 1930-х чикагский Синдикат в Голливуде. В 1934 люди Синдиката создали профсоюз киностатистов. В разгар съёмок его руководители приходили на съёмочную площадку и говорили продюсеру, что, если им не выплатят энную сумму денег, все статисты немедленно уйдут. Дорогое съёмочное время бежало, продюсер психовал и в конце концов расплачивался. Иногда вместо него это делала звезда, которая боялась не получить гонорар из-за сорванных съёмок. Интересно, что такие «наезды» воспринимались довольно спокойно. Очень редко продюсер подавал на рэкетиров в суд. Луис Кампанья, вымогавший у руководства Paramount в 1943 году $1 млн, сел на три года, но это было исключением из правил. Мафиози вбили в голову продюсерам, что никогда не допустят «красной заразы» в «своих» профсоюзах, и кинобоссы полагали, что, платя гангстерам, откупаются от коммунистов.

Крах гангстеров. Парадоксально, но последние великие ленты про гангстеров снимались в США в то время, когда американская криминальная империя трещала по швам. Ретродрамы Копполы («Крёстный отец»), Скорсезе («Хорошие парни»), де Пальмы («Лицо со шрамом») проникнуты ностальгией по колоритной уходящей натуре.
Однако эстафету подхватили другие страны, в которых гангстеры пока процветают. В 1980-х годах на пике мировой киномоды были гонгонские боевики про триады; сейчас, благодаря Такеши Китано, их вытеснили японские фильмы про якудза. Кинематограф не собирается расставаться со своими любимыми героями.

{Текст к фотографии}
1950-1960-е были золотым веком мафии в США. Гангстеры «вкладывались» в политику. Некоторые предпочитали поровну спонсировать демократов и республиканцев. Но Мейер Лански, один из боссов Синдиката, был убеждённым антикоммунистом, поэтому во время президентской гонки материально помогал республиканцу Ричарду Никсону (на фото). История открылась во время «Уотергейта» и привела Никсона к отставке.

Как это было в Америке. Отношения американских киношников и мафиози — классический образец любви-ненависти. Чем опаснее становились гангстеры, тем более впечатляюще они выглядели в кино. В 1920-х годах их выводили мелкими жуликами, в 1950-х — королями зла. А к концу века, когда традиционная мафия была разгромлена, гангстеры превратились в раздолбаев Тарантино.

{Текст к схеме}
1920-е. Мафиозные структуры возникают в США благодаря сухому закону, сделавшему сверхприбыльной нелегальную торговлю спиртным. Большинство мафиозных преступлений не подпадает под действующий уголовный кодекс. — «Лицо со шрамом. Позор нации», реж. Говард Хоукс, 1932.
1930-е. Самые могущественные кланы — итальянский и еврейский — объединяются в Синдикат, контролирующий всю территорию США. Небольшие группы агентов ФБР борются с мафией на местах, но без успеха. — «Ангелыми с грязными лицами», реж. Майкл Кёртиц, 1938.
1940-е. Гангстеры захватывают контроль над профсоюзами, организуют торговлю наркотиками, рэкетируют Голливуд. Руководитель ФБР Эдгар Гувер утверждает, что «мафии в США нет». — «Сила зла», реж. Абрахам Полонски, 1948.
1950-1960-е. Мафиозные кланы активно вмешиваются во внешнюю и внутреннюю политику страны, спонсируют выборы. Расследования сената открывают связи гангстеров с высшими эшелонами власти. — «Страшная кара», реж. Фриц Ланг, 1953.
1970-1980-е. Война, объявленная мафии министром юстиции Робертом Кеннеди, набирает обороты. Вступает в силу антимафиозный закон RICO. Главари кланов попадают за решётку. Мафия пытается легализовать свой бизнес. — «Лицо со шрамом», реж. Брайан де Пальма, 1983.
1990-2005. Разгромлена последняя знаменитая итальянская банда Гамбино, контролировавшая Нью-Йорк. Традиционная мафия умерла. Боссы убиты или сидят. Их наследники полностью легализовали бизнес. — «Криминальное чтиво», реж. Квентин Тарантино, 1994.

 

II

{Предисловие}
КАК ГАНГСТЕРЫ ДЕЛАЮТ КИНО. В каждой стране это происходит по-разному. Якудза контролирует кинопрокат, итальянские мафиози отмывают деньги на студиях, индийские — вымогают деньги у кинозвёзд. Российские деятели кино тоже включились в процесс и за 15 лет научились общаться с братками и снимать про них кино.

Киностудия как прачечная. Криминалитет отмывает деньги на студиях, если законодательство не контролирует финансовые потоки, задействованные в кинопроизводстве. Так было в послевоенной Италии, где правительство, надеясь возродить кино, сквозь пальцы смотрело на источники его финансирования. На студии Dinocitta, основанной знаменитым продюсером Дино де Лаурентисом, крутились загадочные субъекты, чьи деньги шли на производство шедевров неореализма. В 1987 году де Лаурентис продал одному из них — Джанкарло Паретти — свою студию. А через два года Паретти сел в тюрьму по обвинению в сотрудничестве с мафией.
То же самое происходило в 1990-х годах в России, где действовал закон о налоговых льготах для кинопроизводителей. Он породил систему «откатов»: «спонсор» переводил на счёт студии миллион «грязных» долларов, продюсер обналичивал их, выплачивал гонорар себе и съёмочной группе, а $900 тыс. возвращались «спонсору» уже легализованными. Фильм или вообще не снимался, или превращался в откровенную халтуру.

Портрет гангстера. Пока в кино идут «грязные» деньги, гангстеры на экране выглядят симпатично. Как только финансирование становится легальным, преступники в фильмах становятся монстрами. В Италии 1950-1960-х годов мафия открыто спонсировала ленты, где Cosa Nostra защищала обездоленных. Но в начале 1980-х, когда мафия развязала открытую войну против правительства, фильмы стали финансироваться из госбюджета. В результате были сняты антимафиозные триллеры Дамиано Дамиани и его знаменитый телесериал «Спрут».
В российском кино в эпоху «откатов» появились романтичный киллер Данила Багров (Сергей Бодров-мл.) и множество робингудов вроде Саши Белого из сериала «Бригада». Но как только налоговая льгота умерла, бандиты стали выглядеть на экране более реалистично. Пример тому — «Бой с тенью», выпущенный автором той же «Бригады» Алексеем Сидоровым.

Мафиозные шедевры. Фильмов, про которые совершенно точно известно, что они сняты на криминальные деньги, не так уж много. Но все они принесли инвесторам колоссальную прибыль.
Самый кассовый из них — знаменитая «Глубокая глотка» (1972, бюджет $25 тыс., сборы $600 млн). Это история про Линду, у которой клитор находился не там, где положено, а глубоко в горле. Картина была мировым скандалом. А самое качественное кино научились снимать гонгонгские триады. В 1970-1980-х годах они спонсировали боевики о восточных единоборствах с Брюсом Ли и Джеки Чаном и гангстерские саги Джона Ву, а в 1990-х заметили, что авторское кино может принести не меньшую прибыль, если подойти к нему с умом. В итоге на свет появились новаторские ленты Вонга Карвая, прославившие режиссёра и обогатившие его спонсоров. Постановщику, не признающему сценариев и плана работы, гораздо удобнее работать с триадами, чем с голливудскими продюсерами.


{Текст к фотографии}
Почти столетие фирменными стволами итальянских мафиози что на Сицилии, что в Америке были обрезы — укороченные до 45 см ружья, у которых было подпилено цевьё, а на него надет крюк, чтобы можно было зацепить за подкладку пальто. Но после второй мировой войны Cosa Nostra перешла на автоматы Калашникова (на фото) и хранит им верность до сих пор.

{Фотография «Игральные карты»}
«Я-ку-дза» в переводе с японского значит «8-9-3». Это самый неудачный расклад в японской карточной игре «ой-чо-кабу». Западные карты завезли в Японию португальцы в 1549 году. Очень быстро карточные игры стали необычайно популярны. В 1633 году все контакты с Западом были отменены, а карточные игры запрещены законом.
Но японцы продолжали играть тайно — в заброшенных храмах и в необитаемых домах. Историки полагают, что нынешняя якудза ведёт родословную именно от группировок профессиональных игроков в карты и кости, возникших ещё в эпоху Эдо.
Татуировки якудза до сих пор те же, что и у игроков XVII-XIX веков: те играли полуобнажёнными, чтобы была видна покрытая узором верхняя часть тела. А современный обычай отрубать провинившемуся якудза фалангу пальца объясняется тем, что в древние времена так наказывали шулеров. Игрок с отрубленной фалангой не мог ловко мешать кости в специальном стаканчике для игры. И уж тем более мошенничать.

{Текст к фотографии}
Учёные до сих пор не могут объяснить, почему ритуалы гонгонгских триад так поразительно похожи на масонские обряды: у китайских гангстеров, так же как и у вольных каменщиков, приняты секретные рукопожатия с особо скрещенными пальцами, у них пользуется популярностью концепция «братства», а самым известным символом триад является масонский треугольник. Но гонгонские триады могут похвастать и довольно специфическими ритуалами. Например, во время посвящения в братство мастер, проводящий церемонию, отрывает голову петуху и даёт пить его кровь новым братьям. Этот обычай заимствован из обычаев южного Китая, где до сих пор распространено жертвоприношение петуха: птицы символизируют конец прежней, плохой жизни и начало новой, счастливой.

{Текст к фотографии «Транспорт»}
«Чёрный бумер, чёрный бумер, если можешь — догони». Название любимой машины российских братков в 1990-х годах претендовали и «шестисотый» «мерседес», и джип «чероки», но всех их легко обошёл «БМВ». Аббревиатура расшифровывалась как «боевая машина воров» — и действительно, в сводках с мест разборок регулярно упоминались чёрные «бумеры», прошитые автоматными очередями или искорёженные взрывом. Закрепили «БМВ» в статусе официальной машины русских братков одноимённый фильм Петра Буслова (2003) и песня Серёги «Чёрный бумер» (2004). В картине снимался чёрный «БМВ-750». Точно такой же купил себе исполнитель одной из главных ролей в фильме Владимир Вдовиченков.


 
{Текст к схеме}
«Мафия на съёмочной площадке»

Россия. 1990-е. Первоначальное накопление капитала идёт сугубо криминальными путями. Новые русские гангстеры становятся героями поп-культуры и кино. Образцовый фильм эпохи — «Брат» Алексея Балабанова.
Наше время. Бизнес постепенно легализуется. В кинопроизводство идут «чистые» деньги. Балабанов снимает чёрную комедию «Жмурки», в которой пародирует «Брата» и высмеивает собственные иллюзии 1990-х.
Италия. 1950-1960-е. Мафия отмывает деньги на киностудиях, пользуясь непрозрачностью бюджета фильмов. С нею активно сотрудничают Дино де Лаурентис — продюсер Феллини (на фото его «Дорога»), Пазолини и Антониони.
1980-1990-е. Мафия осваивает легальный бизнес и срастается с политиками. Мафиозные войны, переросшие в террор против государства, заставляют правительство вкладывать в фильмы типа «Спрута» Дамиани.
Япония. 1950-1960-е. Ноу-хау якудза — контроль кинопроката. Они вымогают дань у владельцев кинотеатров и вкладывают деньги в боевики про благородных разбойников (на фото — «Бледный цветок» Масахиро Шиноды).
1970-1990-е. С приходом в кино «чистых» денег золотой век якудза на экране кончается. Теперь их жизнь в кино выглядит нечеловечески жестокой и кровавой — такой, как в фильме «Брат» Такеши Китано.
Гонконг. 1970-1990-е. Сначала триады пользовались кинопроизводством для отмывания денег, но в это время боевики Джеки Чана и Джона Ву получают всемирное признание и начинают приносить соответствующий доход.
1990 — наше время. Культовый режиссёр Вонг Карвай говорит, что гонгонгские гангстеры выстраиваются в очередь, чтобы «вложиться» в его новый фильм. «Любовное настроение» — образец сотрудничества мафии и кино.

 

III

{Текст к фотографии}
Гангстеры больше не опасны. Они просто смешны. В кино они превратились в чудаков, таких же, как мы с вами, только с пистолетами. Новое поколение весёлых гангстеров завоевало Америку в 1999 году в телесериале «Клан Сопрано».

{Предисловие}
ЧТО ПОСЛЕ КОНЦА ФИЛЬМА. Много лет полицейские боролись с гангстерами и на экране, и в жизни. В кино добро обычно побеждало зло. В жизни, когда фильм заканчивался, всё было сложнее.

Война с гангстерами. Бороться с гангстерами начали примерно тогда же, когда и снимать о них фильмы. Первые процессы против них в США прошли в 1910-1920-е годы. Но тут выяснилась странная вещь. Гангстеров не за что было судить. Их преступления невозможно было доказать: всех замешанных в деле связывала клятва молчания «омерта». Закона против мафии не было. Она сама как бы не существовала. Создатель ФБР Джон Эдгар Гувер произнёс свою знаменитую фразу: «В США мафии нет» аккурат тогда, когда Синдикат делил страну на зоны влияния.
Есть разные объяснения того, почему Гувер не воевал с мафией. По одной версии, он верил, что гангстеры защищают капиталистический порядок от коммунизма. По другой — ему позволяли выигрывать огромные суммы на ипподромах, принадлежавших мафии. По третьей, Гувер был гомосексуалистом и мафия располагала его интимными фотографиями.
Зато Гувер придумал несколько эффектных промоутерских ходов. В 1928 году он создал группу агентов под названием «Неприкасаемые», которые должны были разгромить империю Аль Капоне (в этом оказалось больше рекламы, чем реального дела). В том же году он запустил броское определение «враг общества» (public enemy). А ещё он отвлёк внимание граждан на более мелких и менее опасных преступников. И во всём этом ему активно помогало кино.
Кинопропаганда. Выражение «враг общества» по отношению к гангстерам прижилось. Почти сразу вышел одноимённый фильм Уильяма Уэллмана, в финале которого неподкупный агент ФБР надевал наручники на мафиозного босса. Начало 1930-х ознаменовано серией пропагандистских лент с подобными оптимистическими финалами. В реальности боссы, отсидев несколько лет, преспокойно возвращались к руководству своими кланами.
С лёгкой руки Гувера, самыми знаменитыми преступниками США стали относительно мелкие бандиты Джон Диллинджер, Бонни и Клайд, Ма Баркер. О них снимали фильмы, ставили спектакли, сочиняли песни. Между тем у каждого из них на счету было не более дюжины трупов — в то время как счёт жертв Аль Капоне шёл на тысячи.
Очень рано выяснилась и ещё одна особенность кинопропаганды: режиссёрам и актёрам редко удавалось избежать романтизации бандитов. Самые отъявленные негодяи обретали на экране шарм и харизму лучших актёров Голливуда.
Суперагент ФБР Джо Пистоне, шесть лет проработавший в банде под псевдонимом Донни Браско, сказал: «В фильме «Донни Браско» гангстеры вышли слишком хорошими. куда-то исчезла их тупость и озлоблённость». Да и как могло быть иначе, если гангстеров играли Аль Пачино и Майкл Мэдсен?
Как они уходили. Показания Джо Пистоне, в начале 1980-х посадившего за решётку сотни гангстеров, стали тем рубежом, перейдя который традиционная мафия пошла к закату. Война против гангстеров, начатая министром юстиции Робертом Кеннеди, не закончилась и после его ухода. В 1981 году был принят закон RICO об организациях, находящихся под влиянием рэкета, и ФБР получила неограниченные полномочия по прослушиванию телефонных переговоров мафиози и засылке к ним своих агентов.
Главари кланов получали астрономические сроки. Старая гвардия — легендарный Синдикат еврейско-итальянской мафии, созданный в 1931 году Лаки Лучано и Мейером Лански, — исчезала на глазах.
Они уходили по-разному. Мирная смерть от старости, которую Коппола подарил Майклу Корлеоне в «Крёстном отце», стала уделом разве что самого умного и осторожного босса — Мейера Лански. Сам Аль Капоне, после того как его основательно «опустили» в тюрьме, вышел на свободу, впал в маразм и умер от незалеченного сифилиса. Багси Сигела, легендарного плейбоя, «крышевавшего» Голливуд и Лас-Вегас, убрали свои же за слишком вольное обращение с деньгами Синдиката. Джон Готти, «босс боссов» 1990-х, мотает пожизненный срок, его сын тоже сидит.

ЛИЦО МАФИИ
Когда Аль Капоне узнал, что продюсер Говард Хьюз заказал сценарий под названием «Лицо со шрамом», он послал своих людей к сценаристу узнать, не его ли он осмелился вывести в своей истории. Ведь Scarface («Лицо со шрамом») — кличка самого Аль Капоне: в 18 лет, работая вышибалой в бруклинском борделе, он подрался с посетителем, и тот порезал ему левую щёку. «Нет-нет, это не про него», — заверил вооружённых посетителей сценарист Бен Хехт. Но когда фильм вышел на экраны, зрители не сомневались, что Пол Муни играет именно «большого Аля». «Лицо со шрамом» долго не выпускали на экран: цензоров смущала жестокость, с которой были показаны гангстерские войны и знаменитая бойня на день святого Валентина, устроенная Аль Капоне в Чикаго 14 февраля 1929 года, а самое главное — то, с какой откровенностью авторы говорили о повальной коррумпированности чикагских властей, на корню скупленных мафией. Фильм разрешили показать зрителю после того, как Хьюз согласился вписать в название «Позор нации».

{Диаграмма}
На что тратил Аль Капоне
Источник: Karl Sifakis. The Mafia. Encyclopedia. 1999
% — годовой доход $12 млн
8.3 — расходы на семью $1 млн
50 — взятки $6 млн
41.7 — чистая прибыль $5 млн
Мафию поддерживали коррумпированные суды, полицейские и власти. Половину своего годового дохода Аль Капоне тратил на взятки должностным лицам.

70 ЛЕТ СПУСТЯ
Судьба многострадальной студии Universal, сменившей за последние 15 лет около десятка хозяев, — наглядная иллюстрация процесса легализации гангстерских кланов. В 1961 году владельцем студии стал Лью Вассерман. Он превратил компанию в процветающий бизнес. Вассерман вырос в Кливленде, где в 1920-е правил «Тихий синдикат» — банда Бронфманов. Они промышляли бутлегерством и стояли у истоков компании Seagram, впоследствии ставшей крупнейшим алкогольным концерном. Вассерман встретился с наследниками клана — воспитанными молодыми людьми, закончившими лучшие американские университеты. Они-то и купили в 1995 году студию Universal. Однако кинокомпания не оправдала их надежд, и они продали часть акций французской компании Vivendi. Вскоре Бронфманы стали требовать, чтобы французы продали им акции обратно по заниженной цене. Те обвинили их в «бутлегерских» методах ведения бизнеса.

{Текст к досье}
КОПЫ И БАНДИТЫ: ЖИЗНЬ И КИНО

Эллиот Несс. Эллиот Несс (слева) был первым агентом ФБР, сражавшимся с мафией. В 1987-м его сыграл Кевин Костнер (справа) в фильме Брайана де Пальмы «Неприкасаемые».
Аль Капоне. Самого знаменитого гангстера Аль Капоне (слева) всегда играли лучшие актёры. Например, Роберт де Ниро (справа) в «Неприкасаемых» Брайана де Пальмы.
Джон Эдгар Гувер. Версию о том, что Джона Гувера, руководителя ФБР (слева), шантажировала мафия, по-своему разработал Кёртис Хэнсон (справа) в «Секретах Лос-Анджелеса».
Бонни Паркер и Клайд Бэрроу. Бонни Паркер грабила банки с напарником Клайдом Бэрроу (оба слева). Сыгравшую её в фильме «Бонни и Клайд» Фэй Данауэй (справа) номинировали на «Оскар».
Джо Пистоне (Донни Браско). В фильме «Донни Браско» агент ФБР (Джонни Депп, справа) жалеет о предательстве. В жизни Донни Браско (слева) гордился тем, что посадил сотни мафиози.
Багси Сигел. Главного голливудского плейбоя 1930-1940-х гангстера Багси Сигела в фильме «Багси» сыграл главный голливудский плейбой 1970-1990-х Уоррен Битти.